Make your own free website on Tripod.com

Design & content © Adept, 1998 -2000. All rights reserved.     back

 Прием в Орден Тамплиеров (по показаниям Жерара де Ко от 12 января 1311 г.)

Он был принят в указанный орден незадолго до дня святых апостолов Петра и Павла, лет двенадцать-тринадцать назад, в приорстве Каора. Принимал его утром, после торжественной мессы, брат Гвиго Адемар, прежде бывший рыцарем, а затем ставший приором провинции Каор, в присутствии капеллана Раймона де ла Коста, Раймона Робера, приора Басеза, Пьера, в то время приора упомянутого приорства в Каоре, чьей фамилии свидетель не знает, одного рыцаря, старого товарища упомянутого Гвиго Адемара, ни имени, ни фамилии которого свидетель, по его словам, вспомнить не может, а также рыцарей Жер. Бараски и Бертрана де Лонга Балле, которые были приняты в орден в тот же день и час, что и он сам, и теми же лицами.

Когда он и упомянутые Жер. Бараски и Бертран де Лонга Балле, которые вместе с самим свидетелем за пять дней до этого были посвящены в рыцари, ждали в некоем помещении рядом с часовней указанного приорства, упомянутый брат Раймон Робер и еще один рыцарь, которого свидетель, как ему показалось, ранее не заметил, подошли к ним и сказали следующее: "Желаете ли вы вступить в сообщество братьев-тамплиеров и разделить с ними духовное и мирское богатство ордена?" И когда они ответили, что желают, эти двое, что подошли к ним, сказали: "Вы желаете великого, но не ведаете, сколь суровы предписания нашего ордена, ибо вам видна лишь внешняя его сторона — красивая одежда, хорошие кони, отличное оружие, — но откуда вам знать о строгих обычаях и суровом Уставе братства, а ведь законы его таковы, что, когда вы захотите быть по эту сторону моря, вам придется служить за морем, или наоборот, а когда вам захочется спать, придется бодрствовать и оставаться голодным, даже если очень захочется есть. Сможете ли вы вынести все это во имя Господа и спасения души?"

И когда они ответили, что да, смогут, если так угодно Господу, то те двое продолжали: "Мы бы хотели узнать, не помешает ли вам то, о чем мы должны сейчас вас спросить. Веруете ли вы, как то подобает истинным католикам, в догматы Римской церкви? Не состоите ли в других духовных орденах, не вступали ли в брак, не связаны ли клятвой с другим орденом, из рыцарского ли вы сословия и рождены ли в законном браке, не отлучены ли вы от церкви по причине собственных ваших прегрешений или по другой причине, не давали ли вы каких-либо обещаний и не дарили ли подарков кому-либо из братьев-тамплиеров или же другим людям, дабы вас приняли в орден, не совершали ли вы какого-либо тайного проступка, из-за которого не можете быть допущены к службе в ордене и носить оружие, не обременены ли вы долгом, личным или чьим-либо еще, которого не можете выплатить сами или с помощью ваших друзей, но без помощи ордена?" На что вступавшие в орден ответили, что они истинно верующие и что они люди свободные, благородного происхождения, законнорожденные и вышеуказанных препятствий ко вступлению не имеют.

После чего двое их принимавших сказали, что они должны повернуться лицом к упомянутой часовне и просить Господа нашего, Пресвятую Деву Марию и всех святых, чтобы Господь, ради спасения души их и во славу их и их близких, позволил удовлетворить поданное ими прошение и благословил их намерение. Когда же они обратились к Господу с этой мольбой, те двое братьев от них отошли — видимо, как полагает свидетель, чтобы сообщить упомянутому брату Гвиго об их ответах и намерении.

Вскоре они вернулись к ним и спросили, хорошо ли вступающие в орден продумали все вышесказанное и продолжают ли настаивать на своем желании. И, получив утвердительный ответ, снова отошли от них — видимо, к упомянутому брату Гвиго, чтобы сообщить ему этот ответ, — а через некоторое время вернулись и велели им снять свои головные уборы, сложить ладони и подойти к упомянутому брату Гвиго, а затем, преклонив пред ним колена, сказать ему следующее: "Господин наш, мы пришли к тебе и нашим братьям, которые сейчас здесь, просить дозволения вступить в братство ордена и приобщиться к его духовным и мирским сокровищам, что заключены уже в нем самом, и вечно быть рабами его, и отбросить прочь все прочие свои устремления".

И упомянутый брат Гвиго ответил, что они просят о великом благе, а потом повторил им все то, что было уже сказано упомянутыми двумя братьями, и они, ответив ему, как то написано выше, и преклонив перед ним колена, поклялись на некоей книге, что на них нет никаких грехов, перечисленных выше, и тогда он сказал им: "Вы должны глубоко проникнуться тем, что мы вам сказали, и принести клятву Господу нашему и Пресвятой Деве Марии, что всегда будете покорны великому магистру ордена, а также любому брату ордена, который по положению окажется выше вас, и будете хранить целомудрие, соблюдать обычаи и законы ордена, а также жить в бедности, не имея никакого имущества, кроме того, что будет дано вам старшими, и всегда будете по мере сил ваших защищать земли королевства Иерусалимского, и завоевывать те, что еще им не завоеваны, и никогда по воле своей или желанию даже не приблизитесь к месту, где совершают убийство христианина или христианки или же нечестиво отнимают у них имущество, и если вам предоставлено будет имущество ордена, то вы сможете дать отчет в том, что употребили его во благо Святой Земли, и не покинете наш орден ради другого, лучшего или худшего, без разрешения тех, кто выше вас".

Когда они поклялись во всем этом, он сказал им: "Мы принимаем вас, ваших отцов и матерей, а также двух-трех ваших друзей, которых вы можете выбрать сами, и дозволяем участвовать в деяниях ордена, настоящих и будущих, от начала и до конца". И сказав это, он надел на них плащи тамплиеров и благословил их, и потом еще их благословил упомянутый брат Раймон де ла Коста, священник, прочитав псалом: Ессе quam bonum et quam jocundum habitare fratres in unum; a также короткий стих: Mitte eis auxilium de sancto, et nihil proficiat inimicus in eis, а также молитву Святому Духу: Deus, qui corde fidelium... И затем приор, подняв их с колен за руки, поцеловал их в уста, а потом вроде бы, как говорит свидетель, упомянутые капеллан и рыцари, присутствовавшие при этом, тоже поцеловали их в уста.

После чего приор сел и велел им сесть рядом, у его ног, а когда сели и все присутствовавшие братья, сказал, что они (неофиты) должны быть преисполнены радости, ибо Господь привел их в такой благородный и святой орден, как братство тамплиеров, и что они должны особо молиться, дабы не сотворить никакого непотребства, из-за чего их могут исключить из этого ордена, что было бы весьма неугодно Богу, и прибавил, что есть немало причин, по которым они могут быть исключены, а также таких, по которым они могут быть лишены плаща тамплиера, а также подвергнуты различным другим наказаниям. Все это он объяснил им и сказал, что они должны это запомнить и, не стесняясь, спрашивать других братьев упомянутого ордена.

Так, например, он сказал им, что они будут изгнаны из братства, если вступили туда посредством греха симонии; если расскажут о тайных собраниях, где будут присутствовать, кому-либо из братьев ордена или же другим лицам, которые на нем не присутствовали; если их обвинят в таком тяжком грехе, как убийство христианина или христианки, в результате чего им не миновать пожизненного тюремного заключения; если их обвинят в краже, за что также полагается тюрьма; если их обвинят в грехе содомии, за что им также грозит пожизненное тюремное заключение; если они, сговорившись с двумя, тремя или более братьями, станут клеветать на братство и будут обвинены в этом двумя-тремя братьями ордена или же его руководителями; если они будут посещать сарацин с преступным намерением у них остаться, хотя бы после этого они и вернулись и приняли епитимью; если они будут нетверды в вере; если они с оружием в руках побегут с поля боя, перед лицом врагов католической веры, бросив свое знамя и своего командира; и если, без разрешения руководителей братства, захотят перейти в другой духовный орден или получить более высокий духовный сан.

А также упомянутый брат Гвиго сказал, что они лишатся плащей тамплиеров, если осмелятся не подчиниться старшим или окажут им сопротивление; а если они станут упорствовать, то исключение неминуемо, мало того, их закуют в кандалы; если же они станут злобно угрожать или ударят кого-то из братьев, так что он упадет, или если произойдет кровопролитие, им грозит тюремное заключение; если же они ударят христианина или христианку камнем, палкой или мечом даже единожды, а человек этот будет искалечен или получит тяжкое ранение, их также могут исключить из ордена.

Исключение грозит им и в том случае, если они вступят в преступную плотскую связь с женщиной или же окажутся с нею в сомнительной обстановке;

если же они по какой-либо причине станут возводить на своих братьев напраслину и не смогут доказать свои обвинения, то их лишат плащей тамплиеров;

если они уличены будут в мошенничестве или других неправедных делах, то также будут изгнаны из ордена;

если они скажут в присутствии других братьев, пусть даже в сердцах, что перебегут к сарацинам,

если, неся боевое знамя, они станут сражаться с ним в руках без приказа командира и в одиночку или же бросят это знамя на землю и воспоследует урон, им грозит тюремное заключение, как и в том случае, если, будучи вооруженными, они пойдут в атаку без приказа командира — за исключением тех случаев, когда долг повелит им помочь кому-либо из христиан, мужчине или женщине.

если они будут принимать деньги, принадлежащие другому, как свои собственные, так что феодалы-миряне не смогут получить причитающуюся им арендную плату;

если злостным образом откажутся платить цензиву кому-либо из светских сеньоров или служить ему, как то было предписано;

если откажутся приютить кого-либо из странствующих братьев в приорствах ордена и предоставить ему пищу и кров;

если станут принимать в братство новичков, не имея на то разрешения капитула или вышестоящих лиц, или еще каким-либо запрещенным способом;

если станут принимать в орден людей недостойных; если станут вскрывать письма, адресованные магистром другим братьям, и злонамеренно ломать на них печать;

если сломают замок на сундуке или застежку на суме, где находятся деньги или другие ценности, вследствие чего владельцу будет нанесен ущерб, то их, помимо всего прочего, арестуют как воров;

если они станут передавать кому-то или продавать имущество сторонних приорств, или же станут проматывать имущество вверенных им приорств или поощрять тех, кто это делает, и помогать им, то тогда им, скорее всего, грозит смертный приговор. Если же они отдадут какое-либо принадлежащее ордену животное, хозяевами которого они не являются, не считая собак и кошек;

если, охотясь сами или сопровождая охотников, они потеряют переданных им орденом коней или покалечат их, или же каким-либо иным путем нанесут ордену ущерб на охоте;

если, применив оружие, но не имея на то разрешения вышестоящих лиц, они нанесут увечье [коням];

если они нанесут ущерб вверенному им приорству на сумму более четырех денье;

если, а тем более умышленно, они проведут хотя бы одну ночь вне стен ордена; если же они будут оставаться вне стен приорства две ночи или более, то не смогут получить назад плащ тамплиера в течение одного года;

если, движимые гневом, в присутствии других братьев они бросят свой плащ и не поднимут [его], не внимая требованию, мольбе или просьбе присутствующих, или же если кто-то из братьев бросит плащ при них и не пожелает поднять его, вняв их требованию, мольбе или просьбе, то во всех этих случаях они не смогут вновь носить плащ тамплиера по крайней мере в течение года, а иногда вопрос о возвращении нарушителю его плаща может быть отложен до особого распоряжения магистра и других братьев.

Перечислив все это, приор сказал неофитам, что теперь ему следует объяснить им, как в ордене полагается посещать церковь и трапезную, и он рассказал, что, как только прозвонят Полунощницу, они должны встать и, тихо войдя в церковь, 28 раз прочесть "Pater noster", 14 раз по случаю наступающего дня, а 14 в честь уходящей ночи , и все время хранить молчание во время службы и далее, пока не отслужат Хвалитны, и затем каждый канонический Час читать четырнадцать раз "Pater noster" и, по мере возможности, повсюду посещать церковную службу — Полунощницу, Хвалитны, Час первый, Час третий, полуденные молитвы Часа шестого и девятого, а также Вечерню и Повечерие; после мессы по удару колокола они должны собраться за столом в трапезной, и каждый брат должен прочесть "Pater noster" по крайней мере один раз; а затем, прежде чем сесть, они должны позаботиться, есть ли на столе хлеб и соль, вино и вода (если у них нет вина), и за столом они должны говорить очень мало; а закончив трапезу, должны вернуться в церковь, если она поблизости, и поблагодарить Господа, и пусть капеллан вознесет хвалы Господу, прочитав молитвы и "Miserere mei", и пусть все братья прочитают "Pater noster" хотя бы единожды; а если поблизости церкви нет или до нее очень далеко, они должны делать это в рефектории, или же в своем приорстве, там, где живут, причем стоя, а не сидя.

Затем, когда пробьет Час девятый, они должны вернуться в церковь и 14 раз прочесть "Pater noster", а во время Вечерни — 18 раз; в другие же Часы им не обязательно читать молитву столько раз, если они присутствуют на службе, где молитвы читают или поют священнослужители, если только сами они этого не пожелают; и во все канонические часы они должны начинать молиться с "Pater noster"; но в Повечерие они читают эту молитву во имя каждого канонического часа Пресвятой Девы Марии, дабы подчеркнуть, как сказал им тот приор, что их орден был создан во Ее имя и прекратит свое существование во Ее честь по воле Господа. И помимо вышесказанного, он велел им каждый день перед каждой трапезой шестьдесят раз читать "Pater noster", а именно — тридцать во имя живущих, чтобы Господь мог бы вести и наставлять их, храня их до смертного часа, и тридцать во имя усопших; так, по словам этого приора, было предписано генеральным капитулом всем братьям во время вступления их в орден.

А также упомянутый приор сказал им, что во время ужина, который они должны съесть до Повечерия, они должны сделать все вышеперечисленное, готовясь к завтраку, а после Повечерия говорить мало, но непременно проверить своих лошадей, а будучи в военном походе, проверить и сбрую, а затем лечь в постель в одежде и полотняных штанах; а подпоясываться они должны недлинной веревкой в знак целомудренной жизни и сдерживать свои греховные плотские желания, а также не гасить на ночь огонь там, где спят, дабы на них случайно не напал враг; в конюшне, если таковая имеется, также должен гореть огонь.

А еще упомянутый приор сказал, что они не должны быть никому крестными отцами, не должны входить в дом, где рожает женщина, не должны позволять женщинам прислуживать им, за исключением тех случаев, когда они больны и больше некому за ними ухаживать, но и тогда только с разрешения старших братьев; не должны они и целовать никакую женщину, даже родственницу. И не должны они говорить никому нечестивых слов и ссылаться на таковые, а также ругать Господа, и вообще им разрешается вести только разумную вежливую беседу. А потом упомянутый Приор сказал им: "Ступайте, и да поможет вам Господь стать достойными людьми".

InterReklama advertising
InterReklama Advertising Network